Программа «В фокусе» интервью генерального директора ИТБ «Градиент» Олега Прилуцкого и заместителя коммерческого директора компании «Вентал» Армена Алояна

Версия для печатиSend by emailPDF version

Здравствуйте, сегодня в гостях у программы «В фокусе» генеральный директор ИТБ «Градиент» Олег Прилуцкий и заместитель коммерческого директора компании «Вентал» Армен Алоян, которые расскажут об экономической необходимости и целесообразности строения быстровозводимых зданий в России.

 Насколько современными являются зарубежные технологии, по которым осуществляется строительство быстровозводимых зданий в нашей стране?

Армен Алоян: Западные компании везут сюда не самые современные технологии. Они продают за хорошие деньги, не самый хороший товар.

Правильно ли я понимаю, что такова специфика момента, то есть они везут то, что покупают?

Армен Алоян: Безусловно.  Технология, которая применяется в абсолютном большинстве производителями металлоконструкций,  не была придумана российскими специалистами. Подобные технологии существовали на Западе, существовали в Америке. Но мы эти технологии берем, адаптируем под себя, используем наш российский материал и производим. Любой производитель России обязан гарантировать качество, соответствующее всем нормам, требованиям и законам.

А какова аварийность подобных зданий из металла?

Армен Алоян: На сегодняшний день высокая аварийность зданий, но при этом, надо сказать правду, что ни одно сооружение из металлоконструкций не рухнуло. Исключением, наверное, может быть только бассейн в Чусовом, это Пермский край, но там была налицо чисто человеческая халатность. Элементарное несоблюдение норм и правил эксплуатации привело к подобным последствиям.

А вот здания рынков, которые строились в советское время?

Армен Алоян: Это все железобетон. Если вы взглянете на Запад, то прошедшие два года показали, какая там была аварийность. Приведу один пример, трагичное событие в Польше, когда рухнул  выставочный центр, и были человеческие жертвы.  Официальная причина подобной вещи – аномально  высокое количество снега, которое выпало на кровлю. Вот представьте себе, много снега выпало, и произошла авария. Подобные ситуации в России просто недопустимы и невозможны.  Наши нормы проектирования…

Именно по металлоконструкциям? Потому что по железобетону, насколько я помню здания…

Армен Алоян: Здания рухнули, совершенно верно. Но металл тем и хорош, что он дает очень высокие возможности мониторинга и предсказывания аварийной ситуации.  А в случае распространения неприятной ситуации, существует возможность демонтажа аварийного участка и его полная замена.

То есть мы увидели плюс, вы согласны с этим плюсом, Олег?

Олег Прилуцкий: Могу только добавить, что для определенных конструкций из металла, запас прочности: от 3 - 7 раз. Вот, на вантовые конструкции, запас по прочности металла – 7 раз. Никакие другие конструкции такой запас не требуют.

И, тем не менее, что бы вы отнесли к минусам быстровозводимых сооружений?

Олег Прилуцкий: Первый минус – это все-таки стоимость. Откровенно говоря, здания из металла, дороже, чем здания из дерева, в обыкновенном понимании. То есть нужно осознавать, что есть дорогие клееные конструкции, которые дороже, чем металл, и рядовые  конструкции, рядовые бревна, которые гораздо дешевле.

Но в целом, по средней температуре по палате, сооружения из металла дороже?

Олег Прилуцкий: В среднем, чуть-чуть дороже, несомненно. Дороже, чем из железобетона, кирпича и простой древесины.

Тогда плюс в чем, в быстроте?

Олег Прилуцкий: Плюсов гораздо больше.  Металл – это готовый материал, он прогнозируемый, надежный, красивый, хороший. Это первый такой большой плюс металла. Еще одно преимущество -  гарантированные сроки.

Правильно ли я понимаю, что в таком случае железобетон, кирпич и остальные материалы ненадежны, некрасивы…?

Армен Алоян: Позвольте привести маленький пример. Сейчас идет реконструкция Большого театра, и единственный материал, который способен перекрыть подобный пролет – это металл. При этом, из всех производителей, а реконструкции там достаточно,  вы понимаете, это культовость всего сооружения, предпочтение было отдано нашему предприятию, которое специалисты ну разве что вот облазили, ища, соответствует ли наше производство и технологии тем нормам и требованиям, которые будут предъявлены к нам, как к изготовителям.

То есть речь идет о том, что в своем участке, в культовых сооружениях, в стадионах, в спортивных аренах металл незаменим?

Армен Алоян: Совершенно верно, к сожалению, или к счастью.  Именно применение в зданиях для бизнеса, в зданиях с широким пролетом, металлу нет на сегодняшний день альтернативы. Может быть, будет потом, но сейчас нет.

Понятно, продолжим перечислять плюсы и минусы.

Олег Прилуцкий: Один из главных плюсов металла – это то, что сегодня задумали здание, оно должно быть такое, завтра его нужно достроить, перестроить, что-то изменить.  Ни один из материалов не дает этой технической легкой возможности изменения, кроме металла, который можно где-то приварить, где-то отварить, где-то что-то сделать. Все технологично, удобно, хорошо. Следующий плюс – это фундаменты. Здания из металла легкие. Под них легче фундаменты, под них меньше затрат на нулевой цикл.

Армен Алоян: Здание из металла можно разобрать, перенести в другое место и опять собрать.

Какие еще минусы у металла?

Армен Алоян: Как у всякого материала, у металла есть еще минусы. Идеального материала не существует. Есть проблема коррозии,  огнестойкости, долговечности. Все зависит от того, под какие цели он используется, и кто будет эксплуатировать. Насколько будет аккуратный и внимательный хозяин этого здания. Согласитесь, любая вещь может быть «убита», разрушена в самый короткий срок из-за элементарного невнимания и несоблюдения обыкновенных норм эксплуатации. Быстровозводимые здания, о которых мы на сегодняшний день говорим, обладают помимо всего прочего необыкновенной привлекательностью для инвесторов. Ведь на сегодняшний день любого потребителя интересует цена и качество. В настоящее время в сфере коммерческой недвижимости, сроки ввода в эксплуатацию подчас ставятся главнее, чем даже цена. Металлические здания позволяют ввести их в эксплуатацию настолько быстро, чтобы компания начинала получать прибыль, а не ждать еще несколько месяцев, пока высохнет бетон и тому подобное.

Армен, на самом деле хотелось бы понять, а что мешает развитию и производству быстровозводимых зданий в нашей стране?

Армен Алоян: Вы знаете, наша отрасль, в которой мы работаем, тоже не идеальна. Существует достаточно много проблем, начиная от кадровых, и заканчивая чисто технологическими вопросами.

И колебаниями цен на металл, не в последнюю очередь.

Армен Алоян: Да, как всякое сырье, подверженное колебаниям цен, оно очень негативно влияет на эти вещи. Хочется еще отметить такой факт, что за прошедшие годы развития бизнеса, у нас в стране серьезно отстала проектировочная база. К сожалению, на сегодняшний день большинство проектировщиков просто незнакомы с новыми технологиями, и не могут предложить их инвесторам в качестве  реализации своих проектов.

А где же выход из всего этого?

Армен Алоян: Более тесное взаимодействие между проектировщиками, изготовителями, инвесторами.

В вашем случае, насколько я понимаю,  происходит такое тесное взаимодействие?

Армен Алоян: Мы стараемся, но мы – это одна компания рынка, а рынок гораздо более широкий, более большой, и все участники должны быть заинтересованы в развитии, начиная от вузов для подготовки специалистов и заканчивая, непосредственно производителями, которые будут это актуализировать, поддерживать и развивать.

Как показывает практика, если сами бизнесмены не берутся за то, чтобы в профилированных вузах воспитывать кадры с самого начала, то ничего не происходит.

Армен Алоян: Совершенно верно. Поэтому наша компания была вынуждена, подчеркиваю, что вынуждена, на базе уже существующего вуза организовать собственную кафедру для подготовки наших специалистов.

Правильный ход, на мой взгляд, другого ничего не остается. Олег, подтвердите или опровергните это высказывание?

Олег Прилуцкий: Я могу дополнить. Пока компания «Градиент» не в состоянии создавать факультеты, но, тем не менее, мы системно ведем работу с отраслевыми  институтами. На испытаниях узлов, которые мы проводили, сбежался весь  СНИИСХ, потому что 10 лет  в рамках Академического строительного института, испытания узлов не происходило. Возврат к науке, к нормам проектирования, 10 лет на самом деле потеряно…

Я думаю, что потеряно гораздо больше. За этот период мы еще и отстали на огромное количество времени.

Олег Прилуцкий: Да, ушли одни специалисты, не пришли новые, и потеряна связь поколений. Вот это, наверное, на сегодня, самая большая проблема. Есть пятидесятилетние, есть двадцатилетние, между ними нет среднего рабочего звена, которое уже знает, и еще может  работать. Второй момент – это наши нормы и правила строительного проектирования, которые не успевают за шагнувшими вперед технологиями. Это двоякая проблема. С одной стороны мы их ужесточаем, а с другой – мы их просто не пересматриваем, хотя это нужно. Мы до сих пор пытаемся на крыши зданий положить железобетон, что в принципе  неправильно. Для этого есть новые материалы. тем не менее, во многих ГОСТах, нормах, там прописано… Доходит до абсурда, что определение прочности бетона во всей большой стране должны согласовывать в одной единственной лаборатории НИИЖБ, к примеру. Одна лаборатория может дать разрешение на прочность бетона: от Калининграда до Петропавловска – Камчатского. Вот такие у нас нормы.

А государственная политика вообще присутствует какая-то в этом сегменте бизнеса?

Олег Прилуцкий: Государственная политика здесь присутствует в плохом смысле слова, к сожалению. Государство у нас работает от тонны, поэтому, чем больше оно заплатит за тонну, тем всем легче. Это отбивает руки у проектировщиков и заводов-изготовителей, потому что им, по существу, чем тяжелее конструкции, тем лучше. Это лучше всем: сметчикам, подрядчикам, заводам.

Армен Алоян:  Наверное, надо сказать, что в плохом смысле лучше.

Олег Прилуцкий: Да, в плохом, «лучше» в кавычках.  При этом мы создаем сами себе проблему, и тратим свои ресурсы.

А что нужно делать для того, чтобы этого не было?

Армен Алоян: Дело в том, что на сегодняшний день будет не совсем правильно сказать, что государство ничего не делает.  Сейчас уже существует профильный комитет, который занимается этими вопросами. В свете возможного перехода норм проектирования на европейские коды, были организованы специальные структуры, которые занимаются расчетами этих вещей. Другой вопрос, что всякое изменение должно быть продумано.

Представители вашего сегмента бизнеса как-то доносят это до тех людей, которые в правительстве?

Армен Алоян: Безусловно, одним из руководителей соответствующих профильных комитетов являются наши специалисты.

То есть работа взаимодействия идет?

Армен Алоян: Мы стараемся, чтобы наш голос был услышан.

Помимо этого, что еще должно быть сделано?

Армен Алоян: Предназначение бизнеса – это зарабатывание денег. Инвесторам просто необходимо более внимательно относится к этим вопросам. Они, считая собственные деньги, станут обращаться, при необходимости, к новым технологиям, которые им будут предлагать соответствующие участники рынка. Развитие отрасли – это основная задача всех участников. Государство в этом должно играть роль регулятора и защищать интересы участников рынка.

А защищает ли оно на сегодняшний момент?

Армен Алоян: Наверное, не на должном уровне. Подчас, государственное вмешательство, действительно влечет к увеличению проблем.

Олег Прилуцкий:  Участие государства сегодня в какой-то мере размывает само понятие быстровозводимых зданий. Мы строим торговый центр, площадью 12000 квадратов 3 месяца, при этом разрешительная машина на это строительство двигается 3 года. И тут нужно понять, кто кому помогает или, кто кому вредит. Больше половины моих объектов – это развитие существующего производства, с последующим оформлением всех документов. Мы сначала строим, а потом это как то уже легализуется. Потому что бизнес не может терпеть такую годовую проволочку.

Какие перспективы на ближайшие годы, что будет меняться?

Армен Алоян: На сегодняшний день, выдерживая те темпы роста бизнеса в нашей стране, и учитывая многие факторы, в том числе и финансовые, я думаю, что быстровозводимым металлическим зданиям нет альтернативы. И в дальнейшем будет только расширяться  сфера их применения.

Например, где?

Армен Алоян: Все коммерческие объекты, за исключением жилья. На сегодняшний день, металл наиболее гибкий материал, который дает максимальные выгоды.

То есть, вы оптимистично смотрите в ближайшее будущее?

Армен Алоян: Если бы мы не смотрели оптимистично, то, наверное, не работали бы на этом рынке.

Полное видео:

Оставьте свое мнение