По следам кризиса: интервью с О. Прилуцким 2008 год, тогда и сейчас

Версия для печатиSend by emailPDF version

В гостях программы «Сфера интересов» генеральный директор ИТБ «Градиент» Олег Прилуцкий, который рассказал ведущим телеканала РБК ТВ Елене Неказаковой и Юрию Пронько о современных технологиях быстровозводимого строительства зданий.

Олег, я приветствую вас в студии РБК ТВ, спасибо, что согласились прийти. В столь непростое время, как сказался разразившийся финансовый кризис  в России и за ее пределами на рынке быстровозводимых зданий? Почувствовали ли вы его негативное влияние?

Олег: Строительство – это та область, которая в отличие от акций, там сразу все не упадет, сразу все не возводится, поэтому определенная инерция все еще имеет место быть. Однозначно будут сложности с приобретением кредитов для нового строительства как промзданий, в секторе которого мы работаем, так и ипотеки, жилищного строительства, о чем говорят на каждом углу. Но пока, сказать, что вот, все встало и остановилось, все-таки преждевременно.

Ваши основные клиенты? Это малый, средний бизнес, крупные компании? На кого приходится основная доля?

Олег: Мой портфель достаточно диверсифицирован. Но самые любимые клиенты – это развивающиеся предприятия.

Любимые, вы имеете в виду, кредитоспособные?

Олег: Любимые, в плане отношения к ним, и в плане понимания самой сути компании «Градиент». Мы созданы для того, чтобы без грязи, шума и суеты, реально построить новый цех, новый завод.

Но вы прогнозируете замедление, Олег, в связи с возникшими проблемами на Межбанке, и вообще, с банковской ликвидностью?

Олег: Несомненно, сложности будут.

А все последние годы вы росли, какими темпами?  То есть, прибавка там 20-30 % в год, сколько было?

Олег: От двух до трех раз.

В 2-3 раза? 2008 год это навряд ли это уже покажет?

Олег: Ну… Я думаю,  все равно будет хороший рост, но год был сложный.

Да, год был сложный, может быть, он еще будет усложняться, поживем, увидим, да?  А если рассмотреть доли пообъектно, основная доля приходится на промышленные цеха, торговые центры или на какие-то другие сооружения? Рынок распределен, каким образом, откуда большинство заказов?

Олег: Здания из металла - это здания для бизнеса.  То есть, изначально, это складские, производственные, торговые сооружения, то, что должно как-то быстро строиться. Теперь, давайте я немножко расскажу, что такое быстро строиться, потому что говорят много и разное. Отличие компании «Градиент» - это быстрота от момента постановки задачи, до построения готового здания. Отдельные этапы этого строительства какие-то компании могут делать быстрее. Но такой комплекс, от постановки задачи, до сдачи, быстрее нас…

То есть, получается, постановка задачи, проектирование, возведение…

Олег: Да, возведение, изготовление. Вот вся эта цепочка у нас объединена в один единый бизнес-процесс.

И за счет этого достигается скорость?

Олег: Конечно. Это внутреннее взаимодействие между подразделениями единого бизнеса, поэтому они работают гораздо четче, чем раздельный бизнес.

К вам чаще обращаются ритейлеры или промстроительство тоже занимает приличную долю?

Олег: Ритейлеры – это вы имеете в виду застройщики?

Торговые центры.

Олег: Наше дело – это конструктивная часть здания. Вот почему, когда нужен кондиционер, все знают куда идти, обязательно в специализированные фирмы. Но когда нужно строить здание, считают, что это может сделать любой. Кто добрее, кто ближе, тот и лучше построит.

И подешевле?

Олег: Вы знаете, подешле не бывает.

Быстровозводимые здания не могут быть дешевыми?

Олег: Они не могут быть абсолютно дешевыми. Если сравнить время начала их инвестирования и запуск, несомненно, они выигрывают существенно. Но редко кто так считает.

Все-таки на этом более подробно остановимся. Ответьте мне, пожалуйста, на такой вопрос,  конкурентная борьба на этом рынке есть?

Олег: Есть, но, к сожалению, она пока подковерная, нечестная.

А нечестность в чем заключается, если это не коммерческая тайна?

Олег: Допустим, обсуждали крышу Ледового конькобежного дворца в Крылатском. Был вопрос там, какое покрытие: медное, титановое, отечественное, импортное. И все это прочее, в ценовой категории квадратного метра – от 5 – 10 000 рублей. Но при этом, та основа, на чем лежит эта крыша, была изготовлена из оцинкованного профнастила, на которой сэкономили 50 рублей на покраску. То есть, долговечность несущей основы это, ну, 15 лет, а о пятидесятилетней кровле мы рассуждаем очень серьезно.

Олег, давайте разбираться во всем том, что было сказано. За счет, каких факторов достигается сокращение сроков строительства?

Олег: Можно я кратко поясню нашу специализацию?  Допустим, есть задача, самосвал земли переместить вот сюда, это все равно, что построить здание. Есть тележка, на которой это можно перевозить. Тележка – это проектная организация, которая считает, она должна быть большая или маленькая, конструкции должны быть тяжелые или легкие. Есть рабочая сила, которая грузит и перевозит. Это подрядная организация, мы там, как и все другие. Есть колесико, на котором все едет – это завод металлоконструкций. Вот когда сложатся все три фактора, тогда здание построится. Мы всю эту тележку проектируем сами, это все в одном бизнесе. Если три подрядных организации  нужно свести вместе, то у нас это единый продукт.

То есть это главный фактор, за счет которого сроки уменьшаются?

Олег: Это один из самых важных факторов Следующее, это наша технология фундаментных работ, которые быстрее нас не делает никто. Наша технология металломонтажа, которую, опять же, быстрее никто не делает. Все это единое составляющее одного бизнес-процесса.

Это какая-то особенная новая технология?

Олег: Все новое – это хорошо забытое старое, на самом деле.

Ну, поясните.

Олег: Поясняю. Есть крупнопанельное и монолитное домостроение. Большинство зданий строится по технологии крупнопанельного домостроения через заводы металлоконструкций. Это вот то самое колесико в  тележке, большое не раскрутить, а маленькое буксует. Мы то же самое делаем в металле, только в качестве монолитного домостроения, когда все материалы заготовкой приходят на стройплощадку, и здесь мы организуем процесс изготовления и монтажа.

Понятно, и как сокращается  время за счет этого?

Олег: Ну, раза в полтора, если считать с момента постановки задачи до ее реализации.

Хорошо, давайте посмотрим по поводу ценовой политики. На какой основе она выстраивается  в вашем бизнесе, и собственно, какие здесь учитываются факторы?

Олег: Ценовая политика выстраивается достаточно прозрачно. Я могу гарантировать стоимость своих работ, стоимость услуг механизмов и материалов, и выношу отдельной строкой цену материалов, которые я приобретаю. Их мне могут поставлять заказчики как товарищеское сырье, или я покупаю сам, согласовывая, при этом, цены закупок. То есть, я не торгую строительными материалами, я произвожу работу и делаю здание. Вот это основной принцип компании.

По поводу строительных материалов. Россия – это северная страна, очень важный момент, что в зимнее время и в его преддверии, стройматериалы, как правило, дорожают. Что касается этого, у вас есть возможность не менять тарифную политику в преддверии зимы, или все-таки заказчику придется платить больше?

Олег: Я даже делаю зимнее удешевление работ.

За счет чего?

Олег: А мне зимой работать лучше, чем летом. Дождь мешает сварщику гораздо больше, чем снег. Дороги, подъездные площадки зимой…  Ну зимы ведь никто не отменял, да?  Туда, куда нельзя проехать летом, зимой всегда проезжают.

Я все-таки хочу, Олег, понять, за счет каких ресурсов или резервов вы можете снижать стоимость своих проектных и строительных работ? В чем принципиальное отличие от ваших же коллег именно вашей фирмы? В уникальности технологии, в гибкой ценовой политике, в чем?

Олег: Во-первых, экономия на фундаментных работах. Это очевидно, она исчисляется иногда в 2-3 раза.  Затем, изменение технологического процесса, как такового. Мы сначала готовим площадку ровную как стол, а потом делаем фундаментные работы, в отличие от традиционной площадки, где… Ну подрядчики радуются закапывать деньги в землю, мы как раз наоборот. И третье, используя изготовление металлоконструкций на стройплощадке, мы применяем те расчетные схемы, которые невозможны при изготовлении на заводе. Опять же, комментарии простые. В монолите пролеты шире, и стенки там тоньше. Вот то, что делается из конструкции – это то, что делает ДСК, а мы работаем, как монолит, нам чуть проще.

А что касается качества?

Олег: Мы изначально думаем головой так, чтобы не испортили конструкцию. Не говоря о налаженном трехступенчатом контроле качества.

Я, готовясь к этому эфиру, обратил внимания на такой момент. Двойная ответственность, как за проектные, так и за строительно-монтажные работы, да? О чем идет речь, как это по жизни - то происходит?

Олег: По законодательству, проектная организация отвечает за здание до тех пор, пока оно  стоит, то есть за него отвечает главный инженер проекта. Как любая подрядная организация мы отвечаем за все, что мы сделали согласно…

Заказчик может  от постановки задачи до сдачи объекта, также отслеживать все этапы? Вы ему расписываете, и он может вас контролировать?

Олег: Мало того, я всем заказчикам говорю, вы, как будете потом эксплуатировать это здание? Они отвечают, ну как, наймем службу. Я говорю, наймите ее на 3 месяца раньше. Принимайте у меня работы той службой, которая будет дальше ее эксплуатировать. И вам будет лучше, вы за это время отработаете, и мне будет лучше.

Вы уникальная фирма. Потому как я знаю некоторых коллег, кто занимается строительным бизнесом, девелоперскими  операциями, в общем - то можно сказать, что вы европейская компания. Российская, но с принципами европейского управления.

Олег: Исключительно российская фирма, и мало того, мы  для иностранцев неинтересны. Мы для них, как инновационная компания, так же как для меня инноватор – монгол. Самая любимая моя поговорка.

Олег, вы свой основной бизнес ведете здесь, в европейской части, в городах - миллионниках, или вы пошли в регионы и если да, то в чем специфика регионального рынка?

Олег: Специфика регионального рынка такова, что регионы у нас спят, темп работы который принят в Москве, в Московской области для них экзотика. Цены на строительные материалы в регионах всегда выше, как ни странно. Исходя из этого, мы приняли концепцию, 1500 километров в радиусе от Москвы, это зона нашего действия.

А тарифы и ценовая политика в части регионального освоения она несколько иная, чем в Москве?

Олег: У меня абсолютно одинаковая ценовая политика. Как я говорил, я выношу стоимость закупленных материалов на рассмотрение заказчика. Сейчас многие могут порадоваться, материалы падают, значит, цена на работу будет еще ниже.

Ваш прогноз, что ждет рынок быстровозводимых металлоконструкций в среднесрочной перспективе, с учетом разразившегося кризиса?

Олег: Надеюсь, уйдет какая-то вакханалия. Любой кризис должен вышибать неквалифицированные команды.

А они были на рынке?

Олег: Поймите, если балка корейского производства продается по цене дешевле, чем продукция производства Нижнего Тагила, то что-то в этом рынке неправильное.

То есть фактически мы говорим о том, что на рынке произойдет переструктуризация, исчезнут мелкие или несерьезные игроки, и останутся только самые сильные, с такими уникальными технологиями, как ваша компания?

Олег: Я думаю, что должны отойти те организации, которые наживаются на чужом труде. Должны уйти какие-то посреднические инструменты ненужного управления, которое только усложняет процесс.

Сейчас предлагаю перейти к вопросам телезрителей РБК ТВ. Олег, их интересует, каковы сроки проектирования и строительства небольшого торгового центра из металлических конструкций системы «Градиент»?

Олег:  Здание 5000 квадратных метров, от постановки задачи, до сдачи в эксплуатацию, займет где-то 4 месяца.

А стоимость такого проекта на выходе?

Олег: Средняя температура по больнице, по моей компании, средняя цена квадратного метра, где-то в районе 7000 рублей. Но это при разном наборе различных подрядов. Где мы делаем только фундаменты, а где - здание с инженеркой.

Идем дальше, суть металлического каркаса «балочная структура».

Олег: Суть простая. Двутавр называется балкой. Она лучше всего держит изгибные напряжения. Вот мы взяли балки и делаем из них кровлю. Это суть.

Объясните, в чем преимущество фундаментов с комуфлетным расширением?

Олег: Это так же как морковка, репка или луковица. Если давить на морковку, она будет врезаться в землю – это обычная свая.  С комуфлетным расширением – это луковица, которая на конце сваи. Она  гораздо больше несет нагрузки.

Стало быть, она выгоднее?

Олег: Гораздо.

Каковы гарантии по сроку и долговечности эксплуатации конструкций, которыми занимается ваша фирма?

Олег: Гарантии традиционные – 2 года, то, что положено по Гражданскому кодексу. Долговечность конструкций определяется не нами, как изготовителями металлоконструкций, а главным архитектором проекта, который говорит, что здание должно эксплуатироваться столько-то. Традиционно, для металла, минимально -15 лет, максимально - определяется самой задачей. Плюс обязательно регламент условий эксплуатации. Не может быть долговечности без правильной эксплуатации.

Оставьте свое мнение